Trekk

Когда Мухтар Шаханов говорит правду?.

Зачем устраивался спектакль и против чего на самом деле протестует Мухтар Шаханов? Думается, что вразумительного ответа от самого героя мы не дождемся. Впрочем, ответ на этот вопрос должен найти каждый сам.

«Каждый раз в декабре я мысленно возвращаюсь в 86-й. Каждый раз в декабре мне становится холодно и странно», — это строчки из книги Мурата Телибекова «Ветер с улицы».


Продолжить дальше эти слова можно другим: каждый раз в декабре власти напрягаются, ожидая чего-то и на всякий случай переводят в усиленный режим полицию и силовые структуры. Каждый раз в декабре общество сжимается, опасаясь эксцессов. И каждый раз в декабре протестные массы ждут, что их вновь позовут на площадь Республики. Это в Алматы, не знаю, как в других городах, но, может быть, и там так же.

И каждый раз ничего не происходит. Ожидания и тревоги сменяются вздохом облегчения со стороны одних и глухим ропотом разочарованных и не дождавшихся призыва.

Что ж, декабрь с 1986 года нечто большое, чем последний календарный месяц в году. Декабрь с 1986 года для одних — гордость и надежда. Для других — позор и разочарование. Но и те, и другие каждый раз в декабре ожидают чего-то. Но вместо призыва к действиям раздаются пламенные речи, которые давно уже никого не согревают. А вместо людей, которые, как Данко, бы освещали путь, возникают фигуры, которые почему-то решили, что именно они — совесть и честь народа.

Не знаю, кто сказал Мухтару Шаханову, что именно он достоин, называться совестью и честью народа, но каждый раз в декабре (и не только в декабре) Мухтар-ага восходит на импровизированную трибуну и кидает в толпу различные лозунги. Вот и этот год не стал исключением. Как нельзя, кстати, и повод подвернулся. Словно испытывая собственный народ на терпение, власти выдали на-гора текст Доктрины национального единства Казахстана. Почему именно сейчас понадобилось обсуждать такой сложный вопрос — дело десятое.

Речь сейчас идёт о Мухтаре Шаханове.

Поэт Шаханов, очевидно, выше Шаханова — общественного деятеля и политика. Во всяком случае, когда Шаханов читает свою поэму о серых людях, находящихся у власти сегодня, ему веришь.

Но политик Шаханов вызывает чувство отторжения. И не только потому, что его слова и действия похожи на спектакль, но и вследствие их абсурдности. Ну, например, кто может припомнить, чтобы Мухтар-ага голодал когда-либо из-за чего-то? Однако, не так давно руководитель движения «Мемлекеттiк тiл» (и почему они все начинают организовывать движение, когда нет в нашем законодательстве такого понятия, как движение?) объявил, что он будет голодать со своими сторонниками. В своём заявлении Мухтар-ага указал: «Поскольку доктрина «Национального единства» открыто обсуждается населением страны, имеем право высказать свое мнение или проявить свое несогласие. В случае проведения голодовки, мне как человеку, два раза перенесшему инфаркт, сложно будет выдержать такое тяжкое испытание. Но чем видеть уничтожение своей нации, лучше умереть».

Против чего голодать решил поэт? И вместе с ним 30 человек из общественных объединений «Желтоқсан рухы», «Желтоқсан ақиқаты»? Боюсь, на этот вопрос чёткого и внятного ответа мы не получим. Будут вновь стенания по поводу судьбы казахского языка, тяжкого положения аульчан и т.д. В общем, весь тот набор, который мы слышим из года в год. И при этом не будет предъявлено никакой программы действий по развитию государственного языка. Никто не скажет о наказании тех, кто все эти 20 лет после принятия закона о языке тратил бюджетные средства, но в стране почему-то так и нет толковых словарей на казахском языке, методических и наглядных пособий.

К слову, кто хочет овладеть языком, тот его выучит и так. Примеров тому немало. Это, к примеру, красавица Майя Веронская — телеведущая канала «Казахстан». Когда Майя говорит на казахском языке, её хочется слушать вновь и вновь. И таких примеров можно привести немало. Но в общей массе они, скорее, исключение из правил, потому что язык выучили вопреки, а не благодаря.

17 декабря, по словам Мухтара Шаханова, заканчивался срок для принятия решений властей по доктрине национального единства. Впритык к 17 декабря Мухтар Шаханов объявил, что ему позвонили из Астаны и попросили повременить с голодовкой. Что и требовалось доказать. Кто бы сомневался в том, что обещанной голодовки не будет и всё это не более чем показуха? За бортом остаются заявления по поводу не легитимности Ассамблеи народа и т.д. А сам Мухтар Шаханов, вчера ещё кричавший о том, что Ассамблея нелегитимна, ведёт переговоры с одним из её руководителей. И откладывает голодовку.

Зачем устраивался спектакль и против чего на самом деле протестует Мухтар Шаханов? Думается, что вразумительного ответа от самого героя мы не дождемся. Впрочем, ответ на этот вопрос должен найти каждый сам.

Как и на вопрос, а когда Мухтар Шаханов был честен?

Когда в 1989 году на трибуне Верховного Совета СССР рассказал впервые о декабре 1986 года и добился создания парламентской комиссии для рассмотрения тех событий? Или потом, когда принял предложение Нурсултана Назарбаева и на целых 10 лет в 1993 году уехал в Кыргызстан послом? Или в ноябре 1990 года, когда давал интервью «Ленинской смене»?

В этом интервью Мухтар Шаханов на вопрос «Что могло бы стать гарантом от повторения трагических столкновений?» ответил:

- Правовое государство. Но нам до него еще идти и идти. Важным шагом на пути к этой цели должна стать деполитизация правоохранительных органов, военных ведомств. Люди, в чьих руках находится аппарат насилия, должны подчиняться только закону. В декабре 1986-го и позже все правоохранительные органы, суд оказались слепыми исполнителями политической воли партийных лидеров, поскольку власть Устава партии была куда сильнее, нежели требования закона. Нас хотели разделить те, кто вообще не имеет национальности — функционеры иерархической системы, люди, готовые за ступень в карьере продать родного отца. В какой-то мере им удалось посеять недоверие между народами.

Что же делает сегодня сам Мухтар Шаханов?

То же самое — сеет недоверие между народами, населяющими Казахстан, разделяя их на титульную нацию и все остальные народы. В правовом государстве же приоритетным являются права Человека, Верховенство Закона, перед которым равны все, невзирая на национальность или занимаемый пост.

Кстати, в той же книге «Ветер с улицы» Мурат Телибеков вспоминает, что в Союзе писателей во время обсуждения событий на площади Брежнева (ныне площадь Республики) только Джубан Молдагалиев и Сайфуан Шаймерденов выступили против наклеивания ярлыка о казахском национализме.

Остальные молчали.

А "Мухтар Шаханов" опубликовал в «Казахстанской правде» свое знаменитое стихотворение, в котором сравнивал его с великим французским полководцем и призывал решить судьбу казахского народа».

Под «его» имеется в виду Геннадий Колбин, из-за избрания которого первым секретарём Компартии Казахстана и случились декабрьские события.

Вместо послесловия. Не могу не привести ряд комментариев, которые нашла в интернете:

#3, F/

Шаханов кстати в те времена от НАНа по физиономии получил за неосторожно сказанное, вот и, сейчас, его действия это чистой воды заказ сверху. Раньше если можно было просто по морде получить, то сейчас обычно в башку стреляют а потом говорят самоубийство.

Так что помнит собака палку. Кроме того странно выглядит следующее Ассамблея выдвигает проект Доктрины, Шаханов страшно возбуждается и как Виннету объявляет голодовку, после чего из Администрации Президента звонят и говорят Шаханову что исправят допущенные ошибки. Все это похоже на некий спектакль-особенно на фоне куда более серьезных вещей связанных с передачей китайцам земли хотя бы.

Почему Шаханов по этому поводу не протестует? ведь в сравнении с Доктриной в данном случае не голодовку можно было объявлять, а прямо в гроб и ложится-чтобы потом не поминали в том плане, что лежит в гробу и переворчивается там?

------------------

Аноним


Вс. Dec 20, 2009 12:40

Как и предполагалось, весь националистический демарш Шаханова и К’ оказался пустым звуком. Сарым угрожал сотнями голодающих. Не смеши, парниша! И так было ясно, что укажут вам ваше место. Для того, чтобы в свои игры играть нужно прежде от Ак-орды отстегнуться. А так будучи зависимыми от власти можно только спектакли ставить. Это видимо ваша особенность — трусливо поджимать хвост при строгом окрике хозяина.
То что произошло 17-го — это диагноз всем тем, кто надувал щеки и взывал к национальной гордости. Была бы гордость — хоть тот же Айдос Сарым начал бы голодовку. Увы, кишка тонка.

zakon.kz