Trekk

Казахстан теряет статус "острова стабильности"

"bratyaЧем ближе, тем лучше? В некоторых случаях это правило не работает. Президенты России и Казахстана провели плановое рандеву в Астрахани. Само по себе это не новость. Медведев и Назарбаев встречаются друг с другом чаще, чем со многими своими министрами.



Но нынешняя встреча лидеров на очередном Форуме приграничного сотрудничества кардинально отличается от аналогичного мероприятия в прошлом году. Раньше только Россия была жертвой исламского экстремизма. Теперь в этот клуб неожиданно вступил и Казахстан. По некогда спокойной республике вдруг прокатилась волна терактов.



Прилетая из Москвы в Астану или Алма-Ату, я всегда ощущал спокойствие. Нет, уличная преступность в двух казахстанских столицах «развита» ничуть не меньше, чем в российских городах. Но о терроризме с религиозно-политическим оттенком в Казахстане в основном привыкли читать в газетах в рубрике «новости зарубежья».



Все изменилось, когда этой весной Казахстан решил сделать реверанс в сторону США и направить четырех своих офицеров на штабную работу в составе международных сил в Афганистане. Талибы тут же пригрозили Астане: «Мусульмане Казахстана должны восстать против неверной политики своего руководства. Этот шаг окажет долгосрочное отрицательное влияние на отношения Казахстана с Афганистаном и странами региона».



Чтобы подкрепить слова делами, исламские экстремисты решили наглядно продемонстрировать всем в республике свои возможности. В мае 2011 года взрыв произошел в сонном провинциальном областном центре — Актюбинске. Смертник взорвал бомбу у здания местного офиса Комитета национальной безопасности (КНБ). Сам взрывник погиб, два человека были ранены. Считаные дни спустя взрыв произошел уже в столице. Автомобиль взлетел на воздух прямо у ворот следственного изолятора КНБ. Два находящихся в нем человека — кстати, славянской национальности — погибли.



Официально власти заявили, что ни о каком терроризме речи не идет. Мол, обычная уголовщина. Но в реальности казахстанская верхушка сразу уловила суть сделанного ей намека. Одобренный нижней палатой парламента закон о направлении офицеров в Афганистан внезапно был заблокирован верхней палатой — Сенатом. В Казахстане такое бывает в одном случае: если президент понимает, что надо дать задний ход, но не хочет делать этого сам.



Если кто-то надеялся, что на этом все закончится, его ждало разочарование. В июле банда вооруженных экстремистов застрелила в Актюбинской области нескольких полицейских. Чтобы обезвредить бандитов, пришлось проводить целую войсковую операцию. Девять подозреваемых были ликвидированы на месте. Уже осенью волна арестов по подозрению в экстремизме и терроризме прокатилась по Атырауской области. Власти пошли даже на такую своеобразную меру, как блокирование работы отдельных, вполне уважаемых интернет-сайтов. Например, в августе районный суд в Астане «из-за пропаганды терроризма и экстремизма» наложил временный запрет на пользование LiveJournal.



Принесли ли эти меры успех? Как и следовало ожидать, нет. В отличие от России в Казахстане термин «ваххабиты» не в ходу. Вместо этого здесь говорят о салафитах (салафия — течение в исламе, призывающее ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины). Но сути дела это не меняет. Как и в России, ни у кого в Казахстане нет понимания: как можно даже не решить, а хотя бы ослабить остроту проблемы.



Известный казахстанский специалист по религиозным вопросам Анатолий Косиченко заявил этим летом: «В России на территории Дагестана действует региональный закон об активной борьбе против салафитов. Это привело к противоположным результатам: там — всплеск противоправной деятельности, связанной с салафизмом. У нас наблюдается активизация движения среди заключенных тюрем, лагерей. Дело в том, что люди там себя чувствуют несчастными, обездоленными, несправедливо обиженными. И на это эмоциональное состояние легко ложится проповедь салафизма».



Правоту эксперта мне недавно подтвердил высокопоставленный казахстанский чиновник силовых структур: «Их сажаешь, а они легко перевербовывают на свою сторону всю тюрьму».



Все это наложилось на общее ухудшение эмоционального фона в республике. Недавно группа из 138 представителей казахской интеллигенции во главе с бывшим послом в Киргизии, известным писателем Мухтаром Шахановым, выступила со скандальным заявлением. В бумаге содержится требование убрать из Конституции положение об официальном статусе русского языка. Ну а всех тех, кто выступает «против развития национального языка», «творческие интеллигенты» предлагают привлекать к уголовной ответственности. Власть в лице спикеров двух палат парламента эти требования отвергла. Но обострение языковой проблемы налицо.



Не стоит чрезмерно сгущать краски. Казахстан — по-прежнему очень даже стабильное государство. Не секрет, что во многих районах Таджикистана и Киргизии уровень поддержки идей религиозного экстремизма зашкаливает за 50–60%. В таких местностях официальное региональная начальство на деле уже не осуществляет реальные руководящие функции. Власть здесь по факту принадлежит сторонникам крайних форм ислама.



Казахстану до этого еще очень далеко. И в элите, и среди простого населения подавляющее большинство выступает за светский путь развития. Но потеря Казахстаном неформального статуса «острова стабильности» — это очевидный сигнал. Исламизация Центральной Азии идет стремительными темпами — более быстрыми, чем кто-либо предполагал. Пока основным источником проблем для России является Северный Кавказ. Но если так пойдет и дальше, то у терзающей нас «гидры терроризма» вполне может вырасти еще одна голова.



Михаил Ростовский



* * *



Дмитрий Медведев и Нурсултан Назарбаев прибыли вчера из аэропорта Астрахани на восьмой Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана в одной машине. До начала форума они успели побеседовать с глазу на глаз. «Лидеры обсудят наиболее важные вопросы сотрудничества в приоритетных для обеих стран областях, продолжат обмен мнениями по интеграционной проблематике, в частности, относительно дальнейших шагов по укреплению и развитию Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, а также рассмотрят некоторые региональные и международные проблемы», — сообщили в Кремле. Российско-казахстанский межрегиональный форум проводится с 2003 года и считается основной площадкой для обсуждения сотрудничества двух стран. В этот раз его темой стало совместное реагирование на чрезвычайные ситуации трансграничного характера.



Московский Комсомолец № 25747 от 16 сентября 2011 г.