Trekk

Дочь бизнесвумен Ольги Миримской обратилась к нобелевскому лауреату

Неожиданное продолжение получила история с арестованной 17 декабря предпринимателем и банкиром Ольгой Миримской. Ее старшая дочь Наталия Голубович обратилась с открытым письмом к нобелевскому лауреату и главному редактору «Новой газеты» Дмитрию Муратову с фактическим требованием соблюдения тех стандартов, о которых он говорил с нобелевской трибуны в Стокгольме, сотрудниками его же редакции.

Нужно отдать должное автору письма. В качестве адресата Дмитрий Муратов был выбран точно. Среди последовавших за арестом Ольгой Миримской публикаций, именно расследование руководимой им «Новой газеты» выделяется крайне жесткой и односторонней позицией. Прямо указывает Наталия Голубович и на вполне очевидные особенности этой публикации:

«17 декабря моя мама была заключена под стражу Басманным судом. У меня есть все основания считать, что она арестована по заказному и полностью сфабрикованному уголовному делу. И на следующий день вышла публикация Челищевой. Таких совпадений не бывает. Даже человек, далекий от журналистики может сделать вывод, что издание координировало действия с преследователями моей мамы и получило приказ нанести сопровождающий информационный удар, чтобы сформировать о ней негативное общественное мнение. А возможно - повлиять на судебные инстанции и уменьшить шансы Ольги Миримской выйти на свободу в ближайшем будущем. Дмитрий Андреевич, говоря попросту, «Новая газета» осознанно работает на то, чтобы мать четверых детей встретила Новый год в тюрьме и оставалась там, как можно дольше.»

Судя по тому, как развиваются события, к этой публикации могут предъявлены достаточно серьезные юридические претензии со стороны адвокатов Миримской. Юристы отмечают целый ряд нюансов. Среди них – обнародование материалов дела по установлению материнства, которые по закону являются закрытыми, а их публикация является преступлением, предусмотренным статьей 155 УК РФ. Также юристы указывают на возможные нарушения закона в части разглашения данных предварительного следствия (статья 310 УК РФ) и тайны переписки (статья 138 УК РФ).

В открытом письме Наталии Голубович задает действительно неудобные для нобелевского лауреата вопросы, в том числе и с морально-нравственной точки зрения:

«Для меня очевидно, что публикация Челищевой склеена из натяжек, предположений и фальсификаций. Особенно некрасиво выглядит трафаретный заход: «Я задала вопросы Ольге Миримской, ответа не получила». Жаль, что автор не поняла, почему мать отказалась выносить на публику личную жизнь своей шестилетней дочери. Уже скоро наша Соня будет читать в Интернете историю, о том, как её похищали и прятали. Настоящая мать не только не позволит разрубить ребенка мечом – вспомните Соломонов суд, но и не подарит ни одного слова для сплетен и пересудов».

Открытое письмо Наталии Голубович заканчивается достаточно эмоционально:

«Уважаемый Дмитрий Андреевич! Самое страшное уже произошло – моя мама оказалась за решеткой. Я обращаюсь к вам с убедительной просьбой, как к журналисту, как к отцу, как к Нобелевскому лауреату и уважаемому человеку, рассказать правду об этой истории. Все материалы я предоставлю. Не только ради моей матери Ольги Миримской, но, главным образом, ради Сонечки, которая второй раз в своей жизни оказалась оторвана от мамы».

На момент выхода этой публикации, о какой-либо реакции Дмитрия Муратова на это обращение неизвестно.

Источник:
https://argumenti.ru/society/2021/12/753400

Резонанс

Аналитика

Теги