Балласт Махмудова: почему срываются сделки УГМК?

Пока УГМК под руководством Козицына безуспешно пытается расширить сферу влияния, с компанией могут отказаться сотрудничать на рынке из-за "токсичности" ее бенефициара. Давний партнер Махмудов бежит с "тонущего корабля"?

"Балласт" Махмудова: почему срываются сделки УГМК?

Как сообщают источники "Коммерсанта", сделка по покупке компанией-производителем цветных металлов УГМК золотодобытчика "Высочайший" (GV Gold) пока "на стопе". Стороны не могут договориться о цене, так что она, скорее всего, сорвется. УГМК не теряет времени и продолжает поиск активов, которые можно приобрести на российском рынке.

При этом, GV Gold уже несколько лет пытаются продать: на покупку претендовали китайская Fosun, структуры совладельца AEON Романа Троценко, а также казахстанского бизнесмена Кенеса Ракишева. От сделок иногда отказывались покупатели, иногда продавцы. УГМК изъявила свое желание приобрести компанию в 2021 году.

Есть основания полагать, что основной причиной очередной отсрочки является нежелание со стороны акционеров GV Gold (топ-менеджеры "Ланта-банка" Сергей Докучаев, Наталья Опалева, руководитель одной из его структур Валериан Тихонов и американский инвестиционный фонд Blackrock) сотрудничать с господином Козицыным, который владеет акциями УГМК.

В деталях разбирался корреспондент The Moscow Post.

С глаз долой, из сердца – вон

Как мы писали ранее, похоже, что основной партнер Козицына по УГМК Искандер Махмудов последнее время стремится прекратить отношения с коллегой и "забыть его, как страшный сон", поделив активы и прекратив сотрудничество (Появились сообщения о том, что Махмудов и его партнер по бизнесу Андрей Бокарев вообще вышли из состава бенефициаров УГМК. Тогда немудрено, что сделка сорвалась). А все потому, что в последнее время вокруг личности господина Козицына будто бы вырисовываются неприятные подробности, связанные с его бизнесом.

Речь о работе в банке "Кольцо Урала". В Екатеринбурге в октябре прошлого года был вынесен приговор в отношении экс-главы УМВД Екатеринбурга Игоря Трифонова, которому инкриминируют получение взятки в размере 7,5 млн рублей за указание незаконно возбудить дело о мошенничестве со средствами банка – писал "Коммерсант".

"Балласт" Махмудова: почему срываются сделки УГМК?

Андрей Козицын. Фото: Владислав Лоншаков / https://www.kommersant.ru/doc/4761162

За эти деньги, по версии следствия, Трифонов должен был привлечь к ответственности руководство УК "Терра", взявшего в банке кредит на покупку недвижимости, и ее поручителя "Форэс-Химия".

Этот банк контролировался Махмудовым и Козицыным. По неподтвержденной информации, последний за спиной у своего "товарища", выводил из банка деньги через осужденного за мошенничество предпринимателя Владимира Дягилева, который взял через свою контору "Смартлайн" в "Кольце Урала" кредит на 354 млн рублей и не вернул.

В суде Дягилев практически "сдал" Козицына, а вместе с ним и Махмудова. Как пишет РБК, он прямо заявил, что курируемая им группа компаний "Тренд" занималась обеспечением деятельности организаций, созданных для получения кредитов, которые использовались в интересах руководителей, топ-менеджеров "УГМК-Холдинг" и банка "Кольцо Урала". Кстати, еще по одной версии, возможно это признание и подвигло Козицына на "договорняк" с Трифоновым, дабы "прикрыть лавочку" побыстрее, встав в защитную позицию, пока не началась облава.

Возвращаясь к ситуации вокруг Трифонова, представители "Форэса" и арбитражный управляющий заявляли в суде, что банк выдал заведомо невозвратный кредит, переоценив активы "Терры", подконтрольные семейству Шмотьевых. Интересно также, что компания купила на заемные средства здание у "Билд-Инвеста", руководителем которого числился сотрудник "Кольца Урала" Дмитрий Власов. Еще одна аналогичная схема получается?

Как обвести партнера вокруг пальца

Кстати, есть версия, что кредитное учреждение могло использоваться, в том числе для вывода средств из самой УГМК в обход Махмудова через своего доверенного человека Олега Мелюхова, замешанного в куче скандалов. Например, ему якобы под кураторством Козицына приписывали финансирование митингов против строительства телебашни компанией "Атомстройсервия" в Екатеринбурге. Козицын мог пытаться таким образом "отжать" себе компанию с великой целью в дальнейшем захватить весь рынок недвижимости.

Есть и более мрачные подробности "сотрудничества" Мелюхова и Козицына. Злые языки утверждают, якобы первый так долго держится около партнера Махмудова в первую очередь по той причине, что постоянно намекает ему на различные сомнительные истории, среди которых убийство экс-советника главы УГМК по безопасности Евгения Пильберга, о котором писал "Коммерсант".

Убийство связывают с конфликтом в самой УГМК, когда Козицын лично разнимал Пильберга с директором УГМК по безопасности Валерием Абрамовым, с которым те решили подраться. После Пильберг получил расчет и от ворот поворот, не исключено, что обиделся и хотел продать информацию, которая могла нанести репутационный ущерб Козицыну, на сторону, но не успел. Хотя Пильберг был советником Козицына, после его убийства тот якобы даже не явился на похороны.

Так вот, можно пофантазировать, что когда Махмудов узнал о том, какие дела проворачивались за его спиной, и понял, что и его могут привлечь ко всей этой истории, потому что он давно и плотно сотрудничает с Козицыным, то решил максимально быстро "развестись" с партнером и закрыть все связи с банком.

Так что по итогу скандальный банк был продан близкому к главе "Роснефти" Игорю Сечину бенефициару "Московского кредитного банка" Роман Авдееву и вроде как тему закрыли. Постарался в этом случае, скорее всего, Махмудов, знакомый Сечину по работе в Восточной горно-металлургической компании, которую "Роснефть" создала в 2016 году совместно с УГМК.

Кстати, до того, как Авдеев купил учреждение, из него, согласно данным Banki.ru, куда-то исчезли 3,6 млн рублей. Уж не приложил ли Козицын и к этому руку?

Версию о том, что из УГМК могли выводиться деньги, подтверждает и тот факт, что в составе ее учредителей до недавнего времени фигурировали несколько офшоров. Причем исключены они были еще до того, как против России ввели санкции, так что вывод из-под их контроля компании может скорее свидетельствовать о том, что кто-то (Махмудов) обнаружил нечистоплотные сделки своего партнера, проводимые при помощи этих фирм.

"Балласт" Махмудова: почему срываются сделки УГМК?

Фото: rusprofile.ru

Балласт

Даже не знаем, кто в свете этих событий согласится сотрудничать с УГМК, что так старательно ищет активы. Похоже это понимает и Махмудов, поэтому и вышел из УГМК, и теперь компании не получить ни GV Gold, ни акции торгующегося сейчас на рынке Petropavlovsk, на который претендовал Сергей Судариков, считающийся человеком Сечина. Если уж такой человек не смог получить актив, чем лучше Козицын, которого глава "Роснефти" на пару с Махмудовым мог "вытащить из кольца"?

Претендовать УГМК может на ООО "Миасский прииск", которое может находиться в контуре влияния олигарха Константина Струкова. Эта компания стала токсичным активом, поскольку вокруг нее множатся экологические скандалы, о которых мы подробно рассказывали ранее.

В последнее время выручка компании снижается, не исключено, что из-за проблем с партнерами. С этой стороны, почему бы не передать такой актив не менее токсичному Козицыну? Хотя пока дела у компании в целом неплохи, так что, возможно, еще рано.

Тем более, что сейчас с ним отказался сотрудничать господин Докучаев, который, возможно, и сам может составить конкуренцию партнеру Махмудова – ему приписывают "отмыв" денег из "Ланта-банка": в 2011 году учреждение засветилось в схеме по незаконному возвращению НДС. Тогда действовали семь подставных фирм, у которых были открыты расчетные счета в банке. И как-то не верится, то его топ-менеджер остался в стороне.

А в 1999 году он сам стал фигурантом уголовного дела о похищении президента мясоперерабатывающего предприятия "Кнакер" Михаила Сорокина, которому якобы удалось выбраться и заявить в полицию – писал "Коммерсант". Докучаев избежал наказания, но тем не менее событие оставило пятно на его репутации.

Так что мы бы на месте Козицына спешно паковали чемоданы, продавали свои активы и улетали в Израиль, как это сейчас делают многие российские коррупционеры, а на месте Махмудова помогали бы их (чемоданы) застегивать. Без Махмудова УГМК рискует не выжить.

Аналитика

Рейдерство не по плану
Milton Group, яку звинуватили в афері на мільйони доларів, продовжує працювати в Київському БЦ
«УКРАИНСКАЯ ТРИАДА» ПРОДОЛЖАЕТ РАЗОРЯТЬ ЕВРОПЕЙЦЕВ
Минус в бюджете свыше 100 миллионов ежегодно: как БК FavBet работает без  лицензии и позволяет зарабатывать оккупантам
Представитель «семьи» и пособник оккупантов Владимир Ковтун продолжает мародерствовать на таможне во время войны
Як російський букмекер 1XBet отримав ліцензію в Україні під час війни
Кримінальна “Рів’єра”: слідство щодо будівельних компаній із оточення нардепа Стріхарського продовжується
Кримінальні провадження, суди та скандали: як забудовник “Столиця груп” зводить ЖК “Варшавський Плюс”
Какое отношение опальная арбитражная управляющая Оксана Гонта имеет к банкротству спиртзавода в Тростянце?
Как Укроборонпром во главе с Гусевым уничтожает завод Антонов

Теги