Артем Аветисян: не имей сто рублей, а имей друзей в ФСБ и забирай иностранные инвестиции

Артем Аветисян – российский предприниматель, общественный деятель, председатель всероссийского предпринимательского объединения «Клуб лидеров по продвижению инициатив бизнеса», директор направления «Новый бизнес» АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов», член Общественного совета Федеральной службы по тарифам, входит в Общественный совет при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Это – далеко не все титулы Аветисяна, но из них следует, что человек он влиятельный и довольно известный как в России, так и за ее пределами. Впрочем, куда большую славу – в особенности за границей – принесла Артему Аветисяну история с корпоративным конфликтом с Baring Vostok вокруг банка «Восточный», где стороны были акционерами. В феврале 2019 года основатель Baring Vostok Майкл Калви и его партнеры были арестованы в рамках уголовного дела о хищении у банка 2,5 млрд руб. путем выдачи невозвратного кредита. Господин Калви утверждал, что уголовное дело — следствие конфликта с Артемом Аветисяном и его партнером Шерзодом Юсуповым. Сам Артем Аветисян заявлял, что к уголовному делу отношения не имеет. «Финвижн Холдингс» Аветисяна и Baring Vostok подписали мировое соглашение в конце 2020 года.

История закончилась в августе 2021 года, когда состоялось финальное заседание Басманного суда, который вынес приговор американскому инвестору Майклу Калви и его партнерам — всем назначены условные сроки по делу о растрате 2,5 млрд рублей. В частности, основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви приговорен к 5,5 года условно, а его партнер француз Филипп Дельпаль — к 4,5 года условно. Их выпустили из СИЗО, а акции «Восточного» выкупил Совкомбанк.

Вот что писал по этому поводу Слава Рабинович – его анализ наиболее точный и емкий, потому позволим себе процитировать его дословно. «В каждой истории есть заказчики, организаторы и исполнители. В течение двух часов после задержания Майкла Калви и его партнёров я уже понял, что произошло. Нужную мне информацию я нашёл в тот же день, прошерстив несколько телеграм-каналов за – как ни странно – 21 января этого [2019-й] года. «Бойлерная», «Рисковик», «Мысли-НеМысли», «Банкомафия» и некоторые другие телеграм-каналы писали тогда, именно 21 января, о попытках некоего Артёма Аветисяна продать долю в одном из российских банков за заоблачную стоимость в «пять капиталов», чтобы «поднять» деньги для выкупа объявленной допэмиссии другого банка – банка «Восточный», которым он владеет (32%) совместно с Baring Vostok (52%). Допэмиссия была необходима, чтобы докапитализировать «Восточный» по требованию ЦБ, но у Аветисяна не было ни денег, ни желания этого делать.

Но чего мы тогда широко не знали, так это того, что Baring Vostok, по сути, уже ранее обвинил Артёма Аветисяна в мошенничестве – конкретно, по около 10 сделкам. Baring Vostok подал иски против Аветисяна в Лондонский международный третейский суд. Эти иски были опасны для Артёма Аветисяна тем, что могли вскрыть признаки отмывания денежных средств, а также грозили потянуть секретные нити, на основании которых в Великобритании можно было бы определить, действует ли господин Аветисян от имени своих собственных инвестиционных средств, или представляет собой «фронтмена» каких-либо высших чинов путинской ОПГ».

Однако Калви не учел одну особенность – он действовал в России. Потому, пока законопослушные американец и европейцы дожидались решения Лондонского суда, Артем Аветисян поступил просто – написал на заявление на руководство Baring Vostok в ФСБ.

Точнее – «заяву» накатал Шерзод Юсупов, которому принадлежали 4,88% банка «Восточный». А «конторе» понадобилось всего лишь несколько часов, чтобы «изучить документы» и выдать ордер на задержание тех, на кого жаловался Юсупов.

Причина такой оперативности проста – Артём Аветисян, который и организовал всю эту «заяву», дружен с Шуваловым и Грефом – двумя не самыми первыми и очевидными кандидатами на роль заказчиков разрушения управляющей компании и фондов Baring Vostok – крупнейшего в мире иностранного инвестора в области прямых инвестиций в России.

А ещё Аветисян дружен с сыном Николая Патрушева – бывшего главы ФСБ и нынешнего секретаря Совета безопасности. Привлекал ли Аветисян ФСБшный ресурс просто через своего дружка Дмитрия Патрушева и его отца, или Аветисян просто «фронтит» Патрушевых и их клан, или ещё кого-то – мы этого не знаем. Но, в любом из этих случаев, результат был налицо – Калви с ближайшими коллегами отправились в СИЗО, где и провели полтора года.

В итоге в августе 2021 года Басманный суд не принял во внимание доводы Калви о том, что он не виновен по этому делу. Суд счел показания подсудимых «надуманными и правдивыми лишь в той части, в которой они не противоречат иным исследованным доказательствам». Приговор – условные сроки, что наводит на мысль о том, что Слава Рабинович был прав – дело было явно заказным и мутным.

Конечно, в свете случившегося после 24 февраля о том, что в результате «дела Калви» пострадала репутация России, говорить уже смешно – теперь у нее вообще нет никакой репутации. Но все же приводим несколько комментариев экспертов по поводу приговора:

Что еще раз подтверждает – Аветисян поступил «по беспределу», принуждая своего партнера к сделке на своих условиях.

Но на этом история Аветисяна не заканчивается. В ноябре 2021 года Артём Аветисян получил контрольный пакет компании «Фуд Рев». Эта фирма занимается тем же видом деятельности, что и более известная подмосковная фабрика Food Revolution (ООО «Фуд Революшн»), выпускающая шоколадные батончики под брендом Kick, а также подобную продукцию для сети «ВкусВилл». В ноябре «Фуд Рев» и «Фуд Революшн» начали судиться друг с другом из-за неправомерной передачи оборудования и брендов компании Аветисяна.

Ситуация выглядит как рейдерский захват, но нужно отметить, что ранее структуры Аветисяна выдавали компании «Фуд Революшн» кредиты. Действительно, как следует из материалов арбитражного дела 2020 года (о взыскании недоимок по займу), в 2018 году АО «Вангард» выдало Food Revolution займы на общую сумму 31 млн рублей.

«Модуль инвест» (ранее – «Вангард») – это дочерняя структура «Модульбанка» Аветисяна. До выдачи этих кредитов «Вангарду» в 2017 году принадлежало 66 процентов производителя батончиков. Вскоре компания передала свою долю Александре Манаевой (доверенное лицо Аветисяна), на текущий момент её доля составляет 93 процента.

Это не единственная сделка – судя по всему, поняв, что в банковской сфере в нынешних условиях много не заработаешь, Аветисян решил вложиться в продуктовый бизнес. В декабре прошлого года инвесткомпания «Финвижн Холдингс» Артема Аветисяна стала владельцем 67% ООО «Хлебный альянс». Как следует из ЕГРЮЛ, эта компания учреждена в июне 2021 года в Подмосковье под проект по производству хлебобулочных и кондитерских изделий. Остальные доли в «Хлебном альянсе» принадлежат Леониду Рапопорту, Наталье Сулим и ООО «Оптимал плюс» Романа Каменковича. Они также развивают ООО «Стоунбэй», которое занимается производством мороженого в Подмосковье.

Справка: Аветисян начал бизнес с основания в 1997 году ЗАО «Независимый экспертно-оценочный центр». Затем он познакомился с сыном Германа Грефа Олегом, и «НЭО центр» стал лидером в рейтинге консалтинговых компаний по версии агентства «Эксперт РА». В августе 2011-го Аветисян возглавил одно из направлений Агентства стратегических инициатив – «Новый бизнес», оказывающее помощь в реализации проектов. Далее он стал председателем совета директоров банка «Восточный», выкупил «Юниаструм Банк» – дочернюю структуру Bank of Cyprus. В 2012 году основал Клуб лидеров по продвижению инициатив бизнеса (партнёр АСИ) и занимался организацией форумов по привлечению инвестиций в Россию. Известность получило письмо Аветисяна Владимиру Путину, отправленное летом 2016 года, в котором он предложил создать опорную финансовую структуру для кредитования малого и среднего бизнеса, объединив «Юниаструм Банк», «Восточный», «Кредит Европа Банк» и «МСП Банк».



Аналитика

Теги